blow it like flute
нежные душевные движения грустного и смешного последнего дракона
январь был богат на книги. первого же января я слёг с простудой, которая радостно продержалась вплоть до отъезда обратно в А-ту. последние дни месяца так же прошли под бодренький аккомпанемент кашля, и всё благодаря эстафете огня универсиады, которая лично мне ну никуда не уперлась. между этими двумя болезнями я как-то учился, работал, даже умудрялся что-то переводить и читать книги.
открыл январь я страшной книгой "Книга как лекарство". начал её читать в конце декабря, но подготовка к новому году несколько мешала читать, поэтому первого числа, лежа под трёмя одеялами, я добил её. хуткая книга. опасная. если её открыть, можно никогда уже не закрыть, потому что оторваться невозможно. невозможно забыть. и самое главное - невозможно не записать половину рекомендованных книг в "хотелки". с каждым "рецептом" моя рука всё чаще тянулась открыть заметки и вписать очередную книгу, и это пугало.
с одной стороны, как здорово, что я её дочитал, ведь больше не будет пополнения в списке. а с другой...
я бы с удовольствием купила бумажный вариант и при каждом удобном случае прочитывала рекомендации по тому или иному недомоганию.

после была маленькая повесть Кузмина "Крылья", название которой часто мелькало у Кона и Клейна в разделе гомоэротической литературы, мол, первая русскоязычная повесть. прошла она как-то мимо меня, ничего после себя не оставила и совсем не запомнилась. и это о чём-то говорит.
потом я пытался лечиться Фицджеральдом, но как-то я с ним плохо дружу. не воспринимаю его язык, отчего даже повести идут очень туго и медленно, почти со скрипом. и всё такое томно-грустное, без какого-либо хэппи энда, что хочется либо удавиться, либо повеситься.

из-за "книги как лекарство" решил познакомиться ближе с творчеством Стейнбека, с которым до сей поры был знаком лишь по полюбившейся мне повести "о мышах и людях". и так вышло, что у себя в "Вальсе" мы открыли мини-книжный клуб и решили в январе читать Стейнбека же "Гроздья гнева". я вытащил себе для ознакомления повести "Жемчужина" и "Консервный ряд" и просто влюбился в слог Стейнбека, в его умение простыми и несложными предложениями и словами описать историю. "Жемчужина", основанная на южноамериканских легендах, очень, очень сильная притча. бесподобная, сильная повесть с глубочайшим смыслом. и вначале так плавно, так размеренно-спокойно идёт повествование, чтобы к кульминации эмоции достигли своего предела, чтобы нервы пульсировали, а мышцы постоянно сокращались, сердце гулко билось в груди, а кулаки сжимались до побеления.... а в конце - пусто. совсем пусто. ведь совсем ничего не осталось - ни у меня, ни у них. бесподобно. а "консервный ряд" в этом плане проще. и история проще, и герои проще, но они такие интересные и яркие, хочется привязаться к ним, ведь им чужды все эти наши мелочные ценности, они живут другой жизнью, другими ценностями. и пусть они тоже ошибаются, они своеобразно выпутываются из сложившихся обстоятельств, не теряя собственного достоинства.
"Гроздья гнева" у меня пошли очень легко. я не мог оторваться от истории семьи, бросившей всё ради призрачного лучшего будущего. поднимаются темы семейных ценностей и соотнесения их со своими эгоистическими мыслями во время кризиса Стейнбек умело перемежает историю семьи с историей целой страны, создавая цельную картину того времени. и хочется сопереживать абсолютно всем. и я не знаю, кем надо быть, чтобы считать, что Стейнбек поклоняется капитализму.

а потом меня переклинило. сначала я прочёл "Не навреди". эту книгу мне хотелось прочитать, едва я увидел её на полке в магазине, потому что я ужасно люблю книги о медицине, написанные в виде воспоминаний самих врачей. тут было ещё интереснее читать, потому что а) нейрохирургия, б) соотносится (самую малость) с моей специальностью. я с ужасом читал, как малейшее повреждение этого небольшого серого комочка, именуемого мозгом, может привести к необратимым последствиям и боялся, когда заболит голова. а вдруг опухоль?! но такие книги надо читать. учишься быть сильнее, ведь ты пока ещё здоров; добрее, ведь никто не знает, сколько времени тебе отпущено, и есть ли смысл тратить его на злость и ненависть; терпеливее, потому что каждый мастер своего дела шёл к этому не один год.
дальше - словно логическое продолжение - был Оливер Сакс и его "Человек, который принял жену за шляпу". эта книга ооооочень давно лежала у хотелках, и я всё не решался её прочесть, а тут словно переклинило на случаях из врачебной практики. дай, думаю, прочитаю. в итоге едва не плакал, потому что мне было ужасно грустно из-за всех этих людей, у которых мозг работает не так, как у здоровых людей. я даже представить не могу, как это - жить, не помня половины своей жизни. жить, застряв в далёком прошлом. жить, не умея составить предложения. жить, позабыв, как писать и читать. жить, позабыв самый образ правой стороны. но книга в тоже время показала, как работают специалисты. как можно облегчить жизнь этих людей. как можно их понять. а главное - что лишь полюбив своих пациентов, можно что-то для них сделать.

чтобы как-то отвлечься от темы неполноценности мозговых функций, открыл отчёт Кона "Подростковая сексуальность на пороге 21 века", потому что тема сексуального воспитания меня очень сильно волнует на данный момент. я продолжаю понемногу собирать литературу, которая мне понадобится для дипломной работы, поэтому читаю Кона (не ищите логической связи, её нет). нравится мне, как он пишет. живо, интересно, понятно. но конкретно этот отчет открыл мне глаза на то, как мне предстоит работать. но, как говорится, глаза боятся, а руки делают, поэтому, испугавшись, я всё равно ищу больше и больше литературы.

в "Вальсе" мы выбрали следующую книгу на февраль. наш выбор пал на Мари-Од Мюрай и её "Умника". кстати, присоединяйтесь, если хотите! мы читаем весь февраль, а 25 числа делимся своими отзывами и рецензиями, заглядывайте~. а поскольку "Голландский без проблем" мы отринули, я решил прочесть его сам. чудесная книжица. очень добрая, светлая и прелестная. очень в стиле Мюрай. теперь с нетерпением жду, когда можно будет взяться за "Умника".

и конец января и начало февраля я встретил небольшой книжкой Лурии "потерянный и обретенный мир", которую противопоказано мне читать во время пмс, но я упорный, я продолжаю читать. это история о человеке, чьё ужасное ранение в голову привело к необратимым последствиям для мышления и памяти. его сознание отныне раздроблено, его невозможно собрать вместе, только по кусочкам, только ценой невероятных усилий. это история о человеке, который почти всю свою жизнь боролся за то чтобы стать таким, как раньше.

@темы: Драгоссо, книги, мысли и рассуждения